Дзен

Один монах спросил наставника Фэнъаня: «Ни словом,
ни молчанием не выразить смысла бытия. Как же поведать
истину?»
Фэнъань ответил: «Мне все видится весна на южном
берегу Янцзы. Стайки птиц щебечут среди ароматных цветов

 

«Сверху нет ни одной черепицы, чтобы покрыть его голову; снизу нет и пяди земли, чтобы стоять на ней». Иллюзорных страстей не существует, просветления не существует, сансары не существует, нирваны не существует. Это состояние тотальной пустой тверди, без звука и без запаха, подобной бездонному чистому пруду. Словно все облака оказались стерты с широкого неба….

 ***

Монах упросил мастера Дзёсю: «Какой смысл прихода Бодхидхармы с Запада?» – «Кипарис во дворе», – ответил Дзёсю.

***

Лин-чи рассказывал:

Когда я был молодым, мне нравилось плавать на лодке. У меня была маленькая лодка: в одиночестве я отправлялся плавать по озеру и мог часами оставаться там.

Однажды я сидел с закрытыми глазами и медитировал. Была прекрасная ночь.

Какая-то пустая лодка плыла по течению и ударилась о мою. Во мне поднялся гнев! Я открыл глаза и собирался обругать побеспокоившего меня человека, но увидел, что лодка пуста. Моему гневу некуда было двигаться. На кого мне было его выплёскивать? Мне ничего не оставалось делать, как вновь закрыть глаза и начать присматриваться к своему гневу. В тот момент, когда я увидел его, я сделал первый шаг на моём Пути.

В эту тихую ночь я подошёл к центру внутри себя. Пустая лодка стала моим учителем. С тех пор, если кто-то пытался обидеть меня и во мне поднимался гнев, я смеялся и говорил:

— Эта лодка тоже пуста.

Я закрывал глаза и направлялся внутрь себя.

 ***

Этот день не повторится дважды.
Мгновение дороже сокровищ.
Этот день больше не придет.
Каждая минута — бесценное сокровище.

Такуан, дзенский учитель

 ***

Давным-давно Бодхидхарма, пребывал в маленьком храме под названием Сёриндзи, практикуя дзадзэн, который мы называем «созерцанием стены». В то время был один возвышенный человек по имени Дзинко, который долго жил возле рек И и Ло в провинции Хэнань. Он много и вдумчиво читал, не придавал значения средствам существования и любил бродить среди озер и гор. Он часто говорил: «Увы, учения Конфуция и Лао-цзы касаются только собственности и поведения; Чждан-цзы и Книге перемен не удается исчерпать Чудесного Принципа».

Однажды он сказал сам себе: «Я слышал, что в Сёриндзи ныне проживает Бодхидхарма – великий учитель. Стало быть, мудрец совсем рядом. Я должен пойти в это таинственное место».

Так он направился в Сёриндзи. Но, поскольку мастер постоянно сидел, выпрямив спину и молча, смотря на стену, Дзинко не услышал от него ни наставления, ни ободрения. Тогда он подумал: «В поисках Дао люди древности ломали себе кости, чтобы достать костный мозг, или вскрывали себе вены, чтобы своей кровью утолить жажду других; они застилали своими волосами грязную дорогу, чтобы по ней прошел Будда; они бросались с утеса, чтобы накормить у его подножия голодных тигров. Люди древности делали это. Разве я не такой же человек?»

На девятую ночь двенадцатого месяца поднялась сильная снежная буря и холод пронизывал до костей. Дзинко простоял всю ночь без движения. Когда рассвело, он оказался занесен снегом по пояс. Увидев это, мастер исполнился жалости.

– Ты простоял в снегу долгое время, – сказал он. – Чего ты ищешь?
Давясь слезами, Дзинко ответил:
– Я прошу только об одном: чтобы мастер соблаговолил милостиво открыть врата «сладкой росы» и спас всех живых существ.
– Несравненное чудесное Дао всех будд, – ответил мастер, – достигается только долгим усердием в занятиях, которыми трудно заниматься, и долгим терпением того, что трудно терпеть. Как можешь ты, с твоим недалеким умом и самонадеянностью, просить у меня обрести «истинную колесницу» и понапрасну переносить такие трудности?

Услышав эти слова, Дзинко вытащил из-под платья меч, отсек свою левую руку по локоть и положил ее перед мастером. Тогда мастер понял, что Дзинко является сосудом Дхармы. Он сказал:
– Все будды, когда ищут Дао, забывают о своих телах ради Дхармы. Ты отрезал себе руку. Теперь ты тоже можешь начать поиски.
– Могу ли я услышать от вас о печати Дхармы всех будд? – спросил Дзинко.– Печать Дхармы всех будд невозможно получить от другого человека, – сказал мастер.
– Душа вашего ученика все еще неспокойна, – продолжил Дзинко. – Умоляю, мастер, успокойте мою душу.
– Принеси мне свою душу, и я успокою ее, – ответил мастер.
– Я искал свою душу, но не мог найти ее, – возразил Дзинко.
– Я успокоил твою душу, – ответил на это мастер.

При этих словах Дзинко достиг сатори.

 ***

«Испытание многообразных дхарм посредством самого себя – это иллюзия; испытание самого себя посредством прихода многообразных дхарм – это сатори» (Стихи Тодзана Рёкая о Пяти рангах)

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *